«ЧЕСТЬ МУНДИРА» ИЛИ ПРАВОВОЕ ПОЛЕ?

3 мая. Москва. ИД «Совершенно секретно»

О судебных разбирательствах в Прибайкалье «Совершенно секретно» уже подробно рассказывало в материале «Под прикрытием закона» в начале апреляРазвитие этой истории в специальном репортаже нашего корреспондента с места событий.

Дело было в…. Иркутске!

В зале судебных заседаний Арбитражного суда торжественно и напряженно. На рассмотрении не просто спорное, а уникальное дело, которое по мнению адвокатского сообщества может войти в учебники гражданского судопроизводства как прецедент отъявленного нарушения всех мыслимых норм со стороны ни кого-либо, а Прокуратуры Иркутской области.

Заседание начинается с выхода судей, которые в парадных мантиях занимают свои места. И тут первый сюрприз для журналиста. Вместо заявленной на сайте суда судьи Оксаны Сеничевой, с ней выходят еще два судьи. Как нам объяснили местные юристы, после заседания суда в марте было принято решение о коллегиальном рассмотрении дела. И это, отмечают адвокаты, тоже прецедент, которых в этом деле, как оказалось, еще не один десяток.

Напомним фабулу дела. В конце 2021 года Прокуратура Иркутской области потребовала через Арбитражный суд региона отменить утвержденное ранее этим же судом мировое соглашение между компанией-банкротом и компанией-застройщиком о передаче в аренду земельного участка, ранее принадлежавшего Министерству обороны РФ.

Эта история с землями бывшего военного городка началась в начале 2000-х годов, а ключевое событие состоялось 30 декабря 2007 года. Именно в тот день между в/ч 32487, Иркутским высшим военным авиационно-инженерным училищем (ИВВАИУ) и ООО «Торговый дом «ИЗКВ» был заключен договор аренды земельного участка с кадастровым номером 38:36:000022:0226. Торговый дом обещал на полученной земле построить жилые дома. Часть квартир передать в ведение МО РФ. И первое время все было хорошо. Дома один за другим сдавались, новые жильцы въезжали в свои квартиры. В том числе и военные пенсионеры. Всего было возведено 17 многоквартирных жилых домов.

Суворовское (2).jpg

КПП 1 (1).jpg

Иркутское военное училище, на его земле построили дома для военных

Проблемы начались в 2015 году. «ИЗКВ» стал испытывать сложности. Задолжал дольщикам более 400 млн. рублей. Еще одним кредитором стало МО РФ, долг перед ведомством составил 96 млн. рублей. В результате, застройщик был признан банкротом (дело – А19-4848/2015). Инвестор появился в 2018-м, тогда группе компаний «Новый город» было предложено выступить в роли инвестора-застройщика. Строители согласились погасить все долги перед людьми, военными, приняли «предложение» города выделить участки под социальные объекты (школу, детский сад, спортивный центр). Все это было прописано в специально составленном мировом соглашении. 22 февраля 2019 года оно было подписано, инвестором выступило АО Специализированный застройщик «АЗГИ» (единственный акционер ФСК «Новый город»). Определением Арбитражного суда Иркутской области от 13.05.2019 по делу №А19-4848/2015 мировое соглашение было утверждено.

Рассчитавшись по долгам предыдущего застройщика, АЗГИ получил в аренду земельный участок в размере 27 гектаров. 25 марта 2021 года было выдано разрешение на строительство № 38RU 38303000-13-2021 многоквартирных домов на части территории городка.  И вот здесь у АЗГИ начались проблемы.

Ядринцева 29 (2).jpg

Уже построенные дома для военных…

Авиатор (3).jpg

… и новые строящиеся.

Слово прокурора

Как только АЗГИ рассчиталось со всеми должниками предыдущего застройщика и начало строительство домов, в дело вступила областная прокуратура. 21 декабря 2021 года заместитель прокурора Иркутской области обратился в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о пересмотре определения об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу №А19-4848/2015, по вновь открывшимся обстоятельствам. Переводя с юридического, на человеческий: прокуратура области потребовала расторгнуть мировое соглашение и вернуть землю то ли в муниципальную, то ли в государственную собственность. Дальнейший ход событий не сложно предугадать – земли выставляются на торги и получают нового инвестора. Судьба 17 построенных жилых домов решается в рамках борьбы с самостроем – под снос.

27 апреля об этих «вновь открывшихся обстоятельствах» в суде наконец-то рассказала представитель областной прокуратуры Ирина Плотникова. По словам сотрудника надзорного ведомства, в ноябре 2021 года из полученных реестровых дел прокуратурой была обнаружена информация о правах собственности АЗГИ на участок под застройку. Т.е. спустя 2 года после того, как мировое соглашение было заключено. С невиданной оперативностью было решено незамедлительно провести проверку законности сделки.

«Оказалось, что договор (от декабря 2007 года), который был положен в основу мирового соглашения, утвержденного Арбитражным судом, был фиктивным, — рассказывает Ирина Плотникова, — представители воинской части и военного Института были не уполномочены вести переговоры. В постановлении следователя, от 2020 года будучи допрошенный как свидетель, директор ИВВАИУ Величко утверждал, что подпись под договором ему не принадлежит. Совокупно изучив все материалы, в прокуратуре пришли к выводу, что договор на основе которого АЗГИ получило право аренды земли юридически не существовал. А значит должен быть отменен».

Арбитражному суду, на момент вынесения решения в 2019 году якобы о фиктивности договора было не известно. «Это факты, которые являются новыми обстоятельствами для пересмотра решения», — подчеркнула прокурор Плотникова.

Смысл всей истории в том, что Прокуратура пытается признать «подложным» исходный договор от 2007 года. При этом представители надзорного ведомства утверждают, что узнали про данный факт только в декабре 2021 года. А это и есть вновь выявленные обстоятельства, которые позволяют «обойти» срок давности по рассмотрению таких дел. Только вот именно этот факт вызвал у адвокатов большие вопросы и был полностью разбит в прениях.

Не та подпись

Всё дальнейшее слушание свелось к объяснению представителям областной прокуратуры законов РФ. К примеру, еще в 2019 году органами Военной Прокуратуры проводилась проверка всей сделки от 2007 года. Тогда известные факты о якобы фиктивности подписей вызвали интерес у военных следователей и военной прокуратуры. Если сам факт данного расследования признать в суде, для гражданского надзорного ведомства это «приговор» – тогда срок давности для подачи жалобы будет точно пропущенным. Г-жа Плотникова стала было уверять, что военные следователи о своих расследованиях ее ставить не обязаны. Говорила до тех пор, пока ей не объяснили простую истину – следователь ее, конечно, ставить в известность не должен, но прокурора области — обязан. Это требования статьи 155 УПК РФ. «Ну может быть, надо уточнить», — парировала Плотникова. Спрашивается, почему не уточнялась информация до того, как подавать заявление в суд?

Представитель АЗГИ в суде адвокат Сергей Карпов указал на еще одну грубую процессуальную ошибку. Заявляя о необходимости расторгнуть договор от 2007 года представители прокуратуры утверждали, что ранее декабря 2021 года, то есть до момента обращения в суд, они о нем ничего не знали. И здесь ключевым является эпизод с бывшим начальником ИВВАИУ Величко. Якобы в 2020 во время допроса он признался, что подпись на договоре ему не принадлежит. Но, по мнению прокуратуры брать эти показания в качестве доказательств нельзя, так как Величко не предупреждали об ответственности за дачу ложных показаний. При этом руководствоваться нужно повторным допросом Величко в конце 2021 года, где его предупредили по полной форме. И здесь в жонглировании фактами уличили представителей прокуратуры. Диалог между адвокатом Карповым и прокурором Плотниковой стал выдающимся эпизодом прошедших слушаний:

Карпов: Нами были представлены суду объяснения Величко от 23 января 2020 года, здесь содержится подпись о предупреждении об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. А вы говорите, что в протоколе не содержится подпись о предупреждении. Т.е. вот он предупрежден и по части статьи 51 Конституции и по 306 УК РФ, вы какое-то другое объяснение имеете в виду?

Плотникова: Нет, я имею в виду именно этот документ.

Карпов: Вы говорите, что Величко не был ознакомлен. Я вот цитирую «мне разъяснены и понятна ответственность в рамках статьи 306 УК РФ за дачу ложных показаний». Как так?

Плотникова: Это явно объяснение в рамках другой статьи УК РФ, не 306-й.

Карпов: Т.е. вы считаете, что подпись не подтверждает его уведомление об уголовной ответственности. Вы же сказали, что он не был уведомлен?

Плотникова: Эта не та подпись.

Карпов: Замечательно. У меня просто нет слов.

 

Есть еще постановление органов дознания об отказе в возбуждении уголовного дела аж от октября 2015 года, подписанное заместителем прокурора Октябрьского района г. Иркутска К.И. Поповым. В нем содержится указание разобраться с доверенностями, выданными руководству института и в/ч, а также проверить подлинность подписей под договором от 30 декабря 2007 года. Этот документ также свидетельствует о том, что прокуратура располагала необходимой информацией о происходящем на землях военного училища семь лет назад. А это доказывает, что надзорное ведомство прочно пропустило все сроки для подачи своих жалоб. Собственно, все обвинения со стороны прокуратуры рассыпались как неумело сложенный карточный домик.

«Мы полагаем, что заявление Прокуратуры является инсценированным и необоснованным и не подлежит удовлетворению. Чем подтверждается ключевой тезис обвинения о фиктивных подписях под договором от 2007 года? Прокуратура привела уникальный довод, который ранее не приходилось встречать о том, что постановлением об отказе в возбуждение УД, оказывается, установлены все признаки состава преступления конкретного лица. Но Конституционный Суд РФ неоднократно заявлял, что отказ в возбуждение уголовного дела не может устанавливать никаких фактов», — заявил адвокат Карпов.

Роль мундира

На этом юридический ликбез закончился. Прения остановили сами судьи. Представитель АЗГИ, адвокат Шота Горгадзе отметил: «Имеет место манипуляция фактами со стороны прокуратуры. Что это? Не подготовленность к процессу, либо умышленная попытка ввести суд в заблуждение, я затрудняюсь сказать. Они не могут предъявить факты, видимо рассчитывая, что мундир сыграет свою роль. Мундир всегда играет свою роль и к нему надо относиться с уважением. Все-таки прокуратура – это орган который должен блюсти закон, а не нарушать его», — констатировал адвокат Горгадзе.

Суд перенес заседание на 6 мая. И кажется, что на нем будет наконец-то вынесено решение. Какое? С высокой долей вероятности, основанное на законе, поскольку в ином случае решение и оценки будет давать уже другой суд. Верховный.

Редакция продолжит следить за развитием событий.

https://www.sovsekretno.ru/articles/chest-mundira-ili-pravovoe-pole/


4.05.2022

Читайте также

04.10.2022

04 октября 2022 года председатель суда Алдатов Б.К. с соблюдением мер по предотвращению распространения коронавирусной инфекции провел рабочее совещание на строительной площадке здания арбитражного суда.

30.09.2022

30 сентября 2022 года председатель суда Б.К. Алдатов совместно с заместителями председателя суда Н.В. Шнитовой, Е.В. Рупаковой провели рабочее совещание с председателями 4,5,6,7 судебных составов в здании суда по адресу ул. Дзержинского, 36А.

30.09.2022

30 сентября 2022 года председатель суда Б.К. Алдатов провел торжественное собрание судей, посвященное уходу в почетную отставку судьи 1 судебного состава Серовой Е.В.

29.09.2022

Объявление о проведении конкурса на замещение вакантной должности главного специалиста секретариата председателя суда

27.09.2022

27 сентября 2022 года председатель суда Алдатов Б.К. с соблюдением мер по предотвращению распространения коронавирусной инфекции провел рабочее совещание на строительной площадке здания арбитражного суда.

20.09.2022

20 сентября 2022 года председатель суда Алдатов Б.К. с соблюдением мер по предотвращению распространения коронавирусной инфекции провел рабочее совещание на строительной площадке здания арбитражного суда.

© 2013 Арбитражный суд Иркутской области
664025, г. Иркутск, бульвар Гагарина, д. 70

Разработка сайта: Иртек.ру
Яндекс.Метрика